Возвращение в охотничьи места

Четверг, 07 Фев 2013

Тяжелую зиму пережил Роман Доронин: весь декабрь с обострением язвенной болезни пролежала его жена, Татьяна, в середине февраля он схоронил своего лучшего друга и потом подолгу бывал в его семье, чтобы хоть как-то облегчить страдания его родителей, жены и детей. В марте самого Романа скрутил жестокий радикулит. Влиял ли на людей «парад планет» или такой была их судьба — Роман не задумывался об этом. Он просто устал. В эту зиму он редко бывал даже в своей мастерской на Кропоткинской. Но по мере того, как отступала лютая боль в пояснице, он все чаще мечтал о близкой поездке в лес, о ночном костре, о весенней охоте. Вечерами, обняв сына, он долго рассказывал ему, как токует глухарь, подражал бормотанью и чуфыканью тетерева, напоминал сыну о том, как прошлой весной они стояли на тяге, как пили березовый сок... Десятилетний сын Дима дополнял его воспоминания неожиданными, забытыми Романом деталями: о том, как увидели они лакомившихся березовым соком бабочек, как оживали на солнце поникшие после ночного заморозка цветы сон-травы...
И наконец мечта сбылась, и сидящему за рулем старенькой «Волги» Роману с трудом верилось в реальность происходящего. Он удивлялся тому, что, несмотря на все его беды, природа вокруг уверенно и быстро оживала; окружавшие дорогу сосновые боры, вечерние медно-розовые краски на болотах и голубое тихое небо — все символизировало вечность жизни, и примиряло с прошлым, и успокаивало. Он ехал на охоту, но не за добычей, а за той силой, которую невидимым светом, неощутимыми волнами вливает природа в человека, даже временно объединившего с нею свою жизнь.

Охотничьи места

Знакомый егерь на лесном кордоне вышел на подгнившее, покосившееся крыльцо встречать гостя. Доронин знал этого егеря давно, но уже лет пять не видел его и был неприятно поражен произошедшими в нем переменами: егерь Виктор Громов побледнел, похудел, стал вялым в движениях, его слегка дрожащие руки и виноватая улыбка — все свидетельствовало о его возрастающей привязанности к алкоголю. А был он непревзойденным ходоком и в радиусе километров на двадцать от своего дома знал все глухариные и тетеревиные тока, да и птиц, наверное, знал всех наперечет.
Громов неуверенной походкой подошел к машине:
— Что? На охоту? На вальдшнепа? На глухаря? Все есть... Все будет... А с вами на этот раз и сын, и жена? Сколько же сыну?
— Десять.
— Ну конечно, пора охотничать, пора к лесу привыкать... А собака рабочая?
— Нет, не очень, некогда натаскивать. Но умница и дичь раненую отыскивает и подает.
— И то хорошо... Так как же мы с вами? Что сначала, что потом? У тока один мой охотник уже ночевать расположился. Может, к нему подъедем?
— К нему потом. Сначала я на знакомое место на тягу успеть хочу, а когда вернусь, тогда и на ток можно. А как дорога туда?
— До самого места доедем. Дорога по бору песчаная, сухая.
— Ну так мы поехали!
— Ни пуха!..
Доронин поставил «Волгу» у обочины близ места тяги. Оставалось пройти метров сто пятьдесят, перейти через топкий ручей и встать выше его впадения в маленькую лесную речку, на поляне, окруженной ольшаником и редкими старыми соснами.

Жена с сыном перебрались через глубокий кювет и остановились у молодых густых елок. Сын тотчас принялся собирать дрова и разжигать костер.

Доронин подтянул голенища высоких сапог, зарядил ружье, свистнул собаку и, не торопясь, направился туда, где стоял на тяге уже много весен.

Таковы путешествия российских охотников с семьей. А вот довольно известное тур агентство http://www.ulixes.ru предлагает путешествовать не по российской тайге, а куда подалее. Те, кто может позволить себе этакое удовольствие, летают на жаркие экваториальные страны. Там со своей семьей они проводят невероятно насыщенную впечатлениями зиму.

Рубрики: Рассказы охотника


Популярные новости:

загрузка...

Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв