С егерем на охоту

Вторник, 26 Фев 2013

Свет фар вырвал из темноты лесную дорогу, кордон и полыхнул по окнам дома. Прогремел и заглох двигатель. Подъехали они достаточно шумно, но Громов, похоже, не услышал их: прошло минут пятнадцать, а он не выходил. Тогда Роман пошел за ним сам.

В комнате висел влажный смрад застолья и табачного дыма. На столе у стены, против печки, стояла бутыль с самогоном. Трое мужиков, среди которых был и егерь, сосредоточенно хлебали из мисок щи. Жена Громова хлопотала у печки. Виктор махнул вошедшему Роману рукой и, шумно сглотнув, сказал:

— Сейчас доем и выйду. Подождите меня, сейчас выйду.

Роман вернулся в машину. Но только через полчаса Громов вышел во двор. На нем была зеленая телогрейка, форменная фуражка егеря и полевая сумка через плечо. Он был без ружья; сел рядом с Романом и скомандовал:

— Поехали! Налево, налево. Теперь все время прямо. Тут ко мне один генерал приезжал, так мы с ним даже на «Жигулях» почти до самого тока доехали.

Раза два дорога пересекала захламленные вырубки и была в этих местах исковеркана лесозаготовками, но в остальном она довольно ровной лентой вилась по серым пескам сухого соснового бора, и Роман мог вести машину даже на третьей передаче. За просекой высоковольтной линии, увидев небольшой костер и сидящего около него мужчину, остановили машину. Сразу стало по ночному тихо.
Охотник у костра был в промасленной черной телогрейке со значком общественного охотинспектора на груди и в черной кожаной фуражке. Рядом с ним лежал почти пустой рюкзачок, за его спиной у ствола дерева стояло ружье. Роман принял нового товарища по страсти за железнодорожника и с оттенком некоторой зависти, которую он всегда испытывал к бывалым людям, подумал: «Как у них все просто: прямо с работы в лес, и ночует один — не боится, чувствует себя как дома».
Они познакомились. Охотника звали Борисом. Ему было, как и Доронину, за пятьдесят, но выглядел он старше и, в отличие от Романа, был очень худ и вял в движениях. Речь его была правильной и мягкой, глаза светились добротой. Ночь, костер, приезд егеря, предстоящая охота, сын Доронина, занявшийся костром, — все приводило его в умиление. Он говорил с едва заметным восторженным придыханием:
— А, ночь-то, а! Какая же красота! Тихо, тепло, луна... Глухари должны хорошо играть... А вы пока ложитесь, поспите. Мы вас разбудим, вместе и выйдем.

Егерь у костра

Доронин раскладывал сиденья в машине и застилал их. Громов, обмолвившись несколькими фразами с Борисом, лег на сухой мох около костра, положил под голову полевую сумку и уснул.
— Спит, — шепотом сказал Борис. — Теперь его не разбудишь. Выпил немножко. Праздник сегодня. Ну ничего, к утру проспится.
— Так ведь замерзнет. Разве можно на сырой, весенней земле без всего спать? — удивился Роман, вспоминая свой радикулит. — Давайте постелем ему что-нибудь.
— Не нужно, — спокойно ответил Борис. — Он привыкший. А я спать не буду. Буду следить за костром, — не замерзнет. Не сгорел бы...
Роману очень хотелось спать. Он загнал сына в машину и, лениво потянувшись, лег сам.
Проснулся, когда брезжил серый рассвет, торопливо вылез и стал обуваться. Подошел сонный Борис и виновато заметил:
— Проспали маленько. Да тут рядом, немного дальше по дороге... Может, успеем.
У догорающего костра все еще спал егерь. Борис хотел поточнее узнать у него, где тока, но тот только пробормотал что-то в ответ и повернулся на другой бок. Пришлось идти без него, рассчитывая лишь на собственный слух, на свой опыт. Борис вскоре отстал и пошел лесом влево. Роман медленно и бесшумно шел по дороге дальше. Он останавливался, прислушивался и снова делал несколько шагов, надеясь услышать костяное постукивание первого колена глухариной песни. Но бор молчал. Лишь где-то далеко-далеко заливисто и беспрерывно бормотали тетерева.

Рубрики: Рассказы охотника


Популярные новости:

загрузка...

Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв