Подозрительные путники

Среда, 27 марта 2013

И все же Вася успел того бобра, что под рюкзаком лежал, снегом как следует засыпать. Попритоптал...
А они уже тут. Старший жердь под котелок выстругивать начал. А Веня за водой собрался:
— Давайте, отец, вам принесу, — и вниз, к речке.
Тот, который остался, портсигар вытащил:
— Куришь, дедок?
— Не научился... эт... Спасибачки.
И так Холодок это «спасибачки» сказал, что самому тошно стало.
— Тьфу ты! — сплюнул.

А гость Васиного подхалимского тона и не заметил вовсе. И не посмотрел в его сторону. Крышкой щелкнув, в карман полушубка небрежно портсигар ткнул и — за другой свой рюкзак. От костра оттащил да к тому же березовому пню, где ружья стояли, положил. А рюкзак-то на вид словно глины туда наложено да притрамбовано... И все это молча, глаз не подняв. Только потом уж:

— А что, дедок, к автобусу нынче нам уже не успеть?

— Не поспеть, — словно прикидывая, ответил Холодок. — Если бегом...

А сам подумал: куда там бегом по снегу! Десять километров до автобуса, беги не беги... Но уж очень хотелось, чтобы эти двое убрались...

Пришедший словно понял тайное Васино желание. Нехорошо этак усмехнулся:

— Куда уж тут бегом! Утра ждать придется...

И вдруг — вот оно!

— А ты-то сюда за рыбкой, что ли, притопал?

Ждал Вася этого вопроса. И все же чуть было не соскользнуло с языка: «За рыбкой...» А Черенка-то, речка их, лососевая! Сосед как-то вот также за рыбкой сходил, так на три сотни его за рыбку эту. Да в районной газете потом как ни статья про браконьеров, так фамилия его.

И уж как Васе в голову пришло:

— За дранкой я тут...

А этот всем телом развернулся в сторону Холодка и первый раз посмотрел на Васю с интересом. Обожгло: «Не поверил».
Так, наверное, и было.

— За дранкой? — удивленно переспросил пришедший. — Крышу крыть, что ли? А как же ты, дед, дранку эту потом до дома допрешь?

— Как, как... — растянул слова Вася и подумал: «А ведь и вправду, как?» Почувствовал, что под ушанкой взмокло. Помолчал. Откашлялся, будто к обстоятельному разговору готовился. Понял бесповоротно: соврать надо так, чтобы этот хрен ухмылкой своей поперхнулся.

— Как... — пробормотал Холодок опять.

И сразу же:

— Вот и я в правлении спрашиваю: как? А там: до мая, говорят, пока дерево не подсохнет, ты все равно сосну стругать не будешь. Так смыслу нету тебе, Холодок, деревьями таскать. А вот потом, по лету, когда на месте, значит, щепу наготовишь, тогда подводу и бери... Так что вот так!.. — совсем не уверенно закончил Вася.

Дом Холодка

И тут же ахнул: проболтался, черт их дери!.. Как зовут его, проболтался... А Холодок-то он на двадцать деревень в округе один. Теперь если что...

И заговорил снова:

Мне ведь в правлении-то что говорят... Шиферу, говорят, дадим, сдалась тебе эта дранка... Как фронтовику дважды пораненному... Ветерану труда опять же... А я — ни в какую! Привык, отвечаю, под дранкой чтоб дом был. И красота, и запах лесной...

Под дранкой!.. Да как только Васин колхоз в шестидесятые годы на ноги крепко встал, так с той поры все дома в деревне стояли под шифером и под жестью. И на своей-то избе Вася лет шесть назад, за год до смерти старухи, шифер на оцинкованное железо сменил. И про то, как дранку готовят, как ею крыши кроют, и помнить забыл. Но врал:

— Ну, в правлении: «Иди, деревья любуй! Только уж у деревни нельзя, сам понимаешь». А чего не понять? У деревни-то и так все повырублено. Вот тут место и отвели... А подводу, говорят, летом возьмешь... Все. На, выкуси!

Рубрики: Рассказы охотника


Популярные новости:

загрузка...

Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв