Подари жизнь, охотник!

Воскресенье, 28 июля 2013

Дней через пяток погода подошла. Замело, засвистало! Я ружьишко хвать, сухарей взял, сахарку, мешок пристроил и на лыжи.
Пру по тайге, кругом метет — аж душа радуется. Вот она, погода, с лосем нынче буду! Иду туда, где лосей прошлый раз Видел. Вскоре следы попались. Двое в один след прошли в распадок, в затишье. До распадка рукой подать, вот он, только ветер немного сбоку тянет. Сделал я крюк, взял на ветер и иду к распадку, к скале. Наперед знаю: там стоят, родимые.
Выскочил я в распадок, до скалы метров двести. Обтяги на лыжи надел, чтоб скрип и каждый шорох заглушить, и пошел. Вот и скала. Так и есть, стоят, чернеют. Аж ладошки от радости вспотели! С лосем буду, с мясом...

Лосиха с оленёнком

Дальше тихо пошел, будто на месте переступаю, а сам двигаюсь к скале. Ну, в общем, как я к ним подошел, это дело мое, только дело-то совсем в другом.
Стоит у самой скалы лосиха с теленком, а следы-то были двух быков крупных. Быки, видать, где-то дальше стоят, а эти с другой стороны к скале подошли. Опять же дело вовсе не в том, что вместо быков корова мне зрится и теленок, оно же наоборот мне бы радоваться — ведь мясом корова вкуснее, а бычок и говорить нечего, да только дело-то вот какое: волки их к скале прижали. Два здоровенных волчища. Вот ведь удача какая. А как мне быть, не соображу. Волков первых брать — корова уйти может, потом догоняй. Правда, далеко с теленком ей не упрыгать, да ведь волков-то два! А ну, как не успею обоих положить?.. Не угадаю с зарядами, тогда что? Стою, рассуждаю, благо ветер от них, не чуют они меня. Думаю. И тут вдруг душа моя, паря, затрепыхалась, заворочалась, и мысль совсем в другую сторону пошла. Картина-то предо мной уж больно не весёлая. Стоит лосиха, теленочка собой прикрыла и копытом в волка пыряет, когда он подлезть норовит. Снег вокруг изрыт, насмерть пластаются. И такой эта корова несчастной мне показалась, что представил я на ее месте Анфису, бабу свою, как она Таньку, меньшую нашу, собой прикрыла и стоит на все готовая.
И так меня скрутило, аж зубами заскрежетал и тут же перезарядил и шарахнул по волкам картечью. Один сразу в снег ткнулся, а другой закрутился и бежать вроде, да я его следующим зарядом достал.
А корова на меня глазом косит и не убегает, а только дрожит вся и теленочка боком к скале прижимает. Стоит, зараза, корова-то, и я стою. Ком в груди давит, аж дышать трудно. Ружье я в руках держу, и патроны здесь, на поясе. А руки мои патрон взять не в силах, язи их... А в голове мысли — а ну его к лешему, эту охоту, поеду лучше рыбалкой в Алматы займусь, не хочу зверей убивать!
Корова вдруг легла вовсе, и теленочек тоже лег, прижался к матери — ну ровно дитя, ей-богу! А сам-то уж большенький, неуклюже у него ласки выходят.
«Вот же они, лоси лежат», — говорю сам себе. Тридцать метров до них — плевком достать, а я стрелять не могу. Не получается у меня стрелять в них. Подошел я к корове и вовсе близко, а она лежит себе, будто всю жизнь с человеком рядом прожила, и теленочка уже не прячет собой. Бери ее голыми руками, кромсай на куски! А я возле нее торчу, и звон стоит в ушах... Постоял я так еще малость, а потом говорю лосихе: «Живи, мать» — и пошагал от нее. Пустой иду, а досады нет, и вроде радость во мне ликует, будто я себе часом раньше новый дом справил.
В тот день я охотиться не стал. Отошел с километр, посидел, покурил. Потом вернулся к скале волков ошкурать. Коровы моей уж нет. Ушла.
Неделей позже добыл быка. Хороший был, мясистый. А корова до сих пор из головы не выходит, и с той коровой я будто для себя тайну какую открыл...

Рубрики: Рассказы охотника


Популярные новости:

загрузка...

Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв