Охотничья книга отзывов и предложений

Понедельник, 12 Ноя 2012

Разъезд поезд проходил в семь утра, а в пол одиннадцатого Анатолий Иванович уже ехал в вагончике узкоколейки. Станция, разъезд, заваленный пиленым лесом, — все было грязное, мазутное, но как только миновали бараки леспромхоза, сразу въехали в полную зиму, белую и многоснежную. Сугробы по сторонам колеи еще и не тронуло теплом, речки — скованы, мертвы, даже верба не зацвела. Лишь солнце пригревало щеку, ломалось на стыках в табачном дыме. Работяги покачивались рядом, вели свои беседы. Леспромхозный состав гремел порожняком в дальние места, шел и шел, швыряя вагончик, по сплошным вырубкам. Анатолий Иванович не узнавал мест — все сведено, бело, лишь торчали кое-где обрубки да осиновый подрост щетинился по буграм до самого горизонта. В канавах ржавели остовы вагонеток. Никто ничего у него не спрашивал, не глазел назойливо: северные люди были сдержанны, уважительны, и у него впервые расслабило скулы.

— Я ему говорю: «Не делом, Михеич, этот край брать, не делом: тралевать как будешь?» — степенно рассказывал что-то огромный, рыжеватый, и все слушали, согласно кивали. Солнце повернуло (или колея?), состав остановился, постоял минут пять, дал два гудка.

— Чего стоим, кого ждем? — спросил рыжеватый.

Чумазый машинист шел вдоль состава, зацепился, просунул голову:

— Кто на тридцать седьмом просил встать? Вы, что ли, дядя? Проспали?

— Я, я! — Анатолий Иванович вскочил, но его никто не торопил, помогли вытащить рюкзак, крикнули с подножки: «Ни пуха ни пера!» — и состав ушел, сгинул в солнечно-белом.

Влево уходила ветка узкоколейки, брошенная, заваленная снегом. По ней и надо было идти. Анатолий Иванович привязал к саночкам рюкзак, надел лыжи, впрягся и потащил. Чуть потрескивал наст, и больше ничего — тишина полная, снег и горбы выворотней, солнечное безлюдье. Час за часом тащил он груз и знал, что еще много часов тащить и что никто ему не поможет. Когда отдыхал, перекуривал, мокрую спину прихватывало ветерком. Ни следа не было нигде, и от этого было неуютно. Только две птички все время перелетали за ним, попискивали, близко садились ни осипни, им вваливали в лицо. Это были лисы.

«Где же отвороты? — думал он уже с беспокойством. Пни по колее до елового угла, где столб «82-й кирпич», а оттуда еще два до визири, и по шпиру до соснового болота, а там при западном красе две ели и под ними она...» бормотал он наизусть маршрут. В такой момент как никогда хотелось оказаться в тепле, выйти из леса к комплексу Банное гостиницы как это могло быть на Урале, но не тут то было. Впереди только лесная чаща.

Солнце снизилось над сечами, когда слева за чернел еловый клин. Столба 82-го Анатолий Иванович не нашел: где-то под двухметровым сугробом был тот столб. Он шел опушкой, высматривал визир, но визира не было, а мороз забирал глубже, и снега стали пепельно-сиреневыми, неуютными, только макушки березняка розовели, а потом и они погасли, под елями было уже совсем темно. Анатолий Иванович оглянулся и понял, что сегодня не дойдет никуда: жилья здесь на десять верст не было, а избушка... Где ее сейчас найдешь? Ноги подкашивались, сердце западало, рубашку хоть выжимай, а застылость уже охватывала, отбирала тепло, стылость была здесь владыкой всего. Тогда он скинул лямку, еще раз оглянулся и стал лыжей отгребать снег под выворотнем. Он отгребал долго, до самой мерзлой земли, не отдыхая, пошел на опушку, нашел, срубил сухостойную елку, отбил сучки, подтянул к месту и стал разводить огонь. Дуя под хворост, краем глаза увидел зарянок: одна сидела на рюкзаке, другая тащила тонким клювиком какую-то личинку из трещины в еловом полене. Вспыхнуло, затрещало, сразу потемнело все кругом. Пока таял снег в котелке, он уложил под выворотнем в три слоя лапник, встал близко к костру и стал переодеваться. Ключом забил кипяток, закрутил горсть чаинок. Анатолий Иванович без сил привалился к выворотню, улыбнулся.

— Перезимуем, — прошептал синими губами, но даже кружку было трудно достать из рюкзака.

Чуть брезжил рассвет за огненным кругом. Он разлеплял веки, подкатывал в угли новое бревнышко, сонно следил, как гаснут меж звезд взметнувшиеся искры...

Избушка, как гриб, прикрыта снегом, и сугроб до самого оконца и в пол двери. Он было прошел мимо, но две старые ели указали место. Ели тоже еще не стряхнули снег. Он вернулся в зиму.

Избушка

Целый час он отгребал снег от двери, искал пилу, растоплял печурку, наконец сел на нары, стащил шапку. Нары — против двери, а слева от двери — чугунная печка. Меж нарами и печкой под оконцем толстая доска на укосинах — столик. На нем лампа керосиновая с треснувшим стеклом, банка с солью, алюминиевая ложка. И общая тетрадь, к которой на бечевке привязан карандаш. Анатолий Иванович открыл первую страницу. Вверху круглым почерком:

«Избушку поправили, наладили печку, пользуйтесь, берите топор под нарами, оставили сухарей и соли, только не озорничайте, от огня берегите. А. Н. Сысоев, М. Н. Сысоев».

Ниже печатными буквами:

«Книга отзывов и предложений».

«Милости просим всех, что останется, подвешивайте на потолок от мышей, остаюсь с приветом к. Рябов, деревня Борки, 1954».

Анатолий Иванович полистал страницы, разбирая корявые почерки: ягодницы писали, охотников несколько, какой-то тракторист Ушаков.

«Нашел эту избушку Виктор, — вспоминал он. — Братья Сысоевы из Борков ее подправили, настлали крышу, а ставил ее, говорят, еще до революции их дед, но на ток сюда до пятьдесят четвертого никто не ходил: забыли дорогу...»

Он достал ручку, подумал, написал:

«Все в доме цело, даже керосин остался, всем спасибо. Путь до дому указали мне две зарянки: провозкали всю дорогу. Ночью чуть не замерз, не дошел до визира. Берегите природу, добрые люди, берите в меру, не бейте зря! А. И. Н.»

«Сергей прочтет — подшучивать начнет, но пусть. Уже шесть часов, на под слух бы не опоздать, а я еще и обед не варил, вторые сутки на одном чае».

Но на под слух в этот вечер он не попал: раскалилась чугунка, распарило тело после густой лапши с мясом, неодолимо потянуло в сон. И зарю токовую на другой день он тоже проспал, но не огорчился: дней впереди много, а он наконец-то совсем один у себя дома и гостей не ждет.

Рубрики: Рассказы охотника


Популярные новости:

загрузка...

Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв