О воробьиной охоте и голубином молоке

Пятница, 19 Авг 2016

Тесный дворик ветхого дома был как колодец. Сюда и солнце, как в колодец, заглядывало только в летний полдень. Здесь никогда не росло ни травинки, облетали дворик даже проныры-воробьи. Под узкой галереей второго этажа были сложены дрова, а под них, как на дачу, летом из дома переселялась уйма здоровенных черных тараканов. Но несколько пар одичавших голубей старик все-таки сумел заманить во дворик . Каждый день после обеда он высыпал пригоршню крошек, каши и прочей голубиной еды под галерею. Голуби точно знали это время, прилетали без. опоздания и торопливо склевывали угощение.

Но и тараканы были начеку. Все тараканы — животные ночные, и на свет их могут выгнать только крайние обстоятельства. Да и тогда таракан преодолевает открытое пространство, словно больной: еле переставляет лапки, каждый миллиметр пути ощупывает усиками. Но, видимо, ни в доме, ни во дворе для них ничего съестного не было, и это толкнуло самых старых на решительную вылазку. Крошки падают наземь, и тут же, шумя крыльями, опускается голубиная стайка, а из-под поленницы выбегает тараканья ватага, И каждый таракан, схватив кусок по своим тараканьим силам, спешит назад, под дрова. А голуби, как аристократы-вегетарианцы, и не смотрят на снующих под ногами жирных насекомых, аппетитных для всех других птиц. Мало того, в этой сутолоке ни один таракан даже случайно не был придавлен.

Охота воробья

Так продолжалось до тех пор, пока в час голубиного обеда случай не занес сюда тройку воробьев. Они тоже было ринулись на крошки, считая их своими, а тут — тараканы. То ли для воробья живой таракан всегда лакомее хлеба, то ли у них в гнездах были птенцы, но трех тараканов тут же не стало. Каждый из воробьев схватил по насекомому, энергично потряс, шмякнул несколько раз о землю, вышибая дух тараканий, и унес добычу. На следующий день все повторилось, но воробьев было уже пять или шесть. Они будто ждали легкой поживы, и когда тараканы, не учтя опыта погибших соплеменников, помчались к кормушке, для самых ретивых развязка наступила мгновенно. Вряд ли события развивались бы дальше с большими изменениями. Но через несколько дней старик переехал в новый дом, а тараканий рай вдребезги разлетелся от грохота двух тяжелых бульдозеров.

Ну а голуби не видели этой воробьиной охоты что ли? Видели, конечно, но все они равнодушны к любой бегающей, ползающей, летающей пище. Есть и другие зерноядные птицы, но они хотя бы птенцов выкармливают насекомыми, паучками или иной живностью. А голуби вскармливают  детей с первых дней жизни  нежным молоком, которое вырабатывается в зобу не только у голубки, но и у голубя-отца. Поэтому-то полудикие потомки домашних голубей, которых где только нет сейчас, откладывают яйца и растят птенцов практически круглый год. Были бы сыты сами, чтобы молоко было. Живое не тронут, а предложить мясную пищу — будут клевать, да еще как. У диких перелетных голубей: вяхиря, клинтуха, горлицы и кольчатой горлицы, поселившейся в у нас в России, все так же. Может быть, потому и отличается голубиная жизнь редкостным однообразием. Несложно и однообразно их поведение. Умственные способности голубей очень невысоки. Жестокая драка никогда не вызовет любопытства даже ближайших соседей.

Другое дело — воробьи, особенно постоянные наши соседи — воробьи домовые. Многолетние наблюдения доказывают, что эти существа быстро приспосабливаются к любым изменениям судьбы, мгновенно усваивают уроки жизни. Шмыгая под ногами, они ни на миг не теряют осторожности, в любой момент готовы ко всему.

Рубрики: Наедине с природой


Популярные новости:

загрузка...

Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв