Интуиция прожжённого пса

Суббота, 15 июня 2013

Горы Цейлона покрыты лесами и перемежаются равнинами и холмами с травянистой растительностью. Если бы Цейлон был открытой страной, то здесь совсем не было бы крупного зверя, так как не было бы убежища от солнца. В прибрежных районах, среди плоских равнин и колючих джунглей, прекрасная охота по сезону. Самой распространенной дичью на Цейлоне является пятнистый олень. В прибрежных районах можно встретить стада до сотни голов. Кое-где олени настолько многочисленны, что их просто уничтожают как вредных животных.
Между Палиара и Иллуппайккадавай, на северо-западном побережье Цейлона, я стрелял их в таком количестве, что это просто переставало быть спортом. Мы взяли девять великолепных оленей в один день, но они протухли прежде, чем туземцы успели провялить и прокоптить мясо. Оленей можно стрелять сколько угодно, но я не принадлежу к людям, для которых охота есть просто превращение прекрасного животного в груду мяса.
Однажды в Иллуппайкнадавай, месте довольно унылом и безлюдном, я встретил необычного «охотника». Мы шли с приятелем в нескольких сотнях шагов друг от друга. Я выстрелил и убил из винтовки паву. Еще не рассеялся дым, как грохнул другой выстрел — должно быть, стрелял приятель. Не успел я перезарядить винтовку, как вдруг из джунглей вскачь вылетела самка пятнистого оленя, а за ней по пятам — чёрная дворняга.

Глаз пса

Откуда здесь, более чем в четырех милях от деревни, могла взяться собака? Я свистнул, и, к моему изумлению, она подбежала. Олень в несколько секунд скрылся из глаз. Собака была на вид опытна и сильна, охотилась она, как видно, на свой страх и риск. В этот момент приятель крикнул, что нашел кровяной след. Я сорвал пучок испачканной кровью травы и поднес его к носу собаки. Она уверенно вывела меня на след, по которому я ее и пустил; собака погнала, но молча, так что мне пришлось бежать за ней, но через четверть мили она скрылась. Я пошел по следу раненого зверя и услышал отдаленный лай, по которому понял, что собака загнала оленя в залив; вскоре я был на месте. Бык стоял в воде и яростно оборонялся от собаки, но эта дворняга была слишком опытна, чтобы подвергать себя опасности, и держалась на расстоянии. Застрелив оленя, я привязал собаку на веревку, надеясь использовать ее для преследования подранков и в дальнейшем.
Через полмили мы вышли на берег мутного ручья, во многих местах поросшего тростником и водяными лилиями; мы перешли его вброд, по пояс в воде; отдано туземец, который вел собаку, никак не мог заставить своего свирепого спутника войти в ручей: пес упирался, тянул назад и, как видно, страшно боялся воды. Интуиция у пса и впрямь феноменальна. Вспомнить хотя бы тот случай, испачкав детскую мебель скрылся из дому, избежав тогда наказаний.
Я был уже на противоположном берегу и крикнул, чтобы он бросил собаку в воду. Тот так и сделал. Пес поплыл изо всех сил, бешено стараясь освободиться от веревки. Добравшись до твердой земли, он выскочил на берег и стал внимательно смотреть в воду.
И тут-то мы вполне уверовали в интуицию этой дворняги, помогающую ей избегать опасности. Тростник разошелся, и громадный крокодил, футов восемнадцати длиной, медленно скользнул с мелководья в глубину. Собака резким движением головы избавилась от веревки и умчалась со всей быстротой, на которую были способны ее ноги, не обращая внимания ни на крики, ни на свист. Больше я никогда ее не видел. Откуда пес знал,что в ручье скрывается крокодил, не могу себе представить. Должно быть, в прошлом у него был печальный опыт, из которого он извлек урок.

Рубрики: Рассказы охотника


Популярные новости:

загрузка...

Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв