Дыхание жизни

Понедельник, 05 Авг 2013

Кто может сказать, сколько в нашей стране троп и тропинок, пробитых от одной деревеньки к другой, к чистому ключику в лесном овраге, к заветной земляничной поляне в бору? Ни одна электронная вычислительная машина не ответит на этот вопрос!
Мы идем по одной из тропок. Но эта тропка — особенная. Она — самая восточная, самая крайняя из всех троп и тропинок, пробитых не только в стране, но и на всем огромном материке, называемом Евразией. Наша тропка идет по краю земли. Дальше Великий, или Тихий, океан.
Вода в океанской чаше ритмично колышется и подкатывается то к азиатским, то к американским берегам. Так рождаются приливы и отливы. В отлив можно спуститься с крутого берега и побродить по плотному песку, который совсем недавно был дном океана. Недавнее дно крепко пахнет йодом. Вороха буро-зеленых ремней морской капусты — ламинарии — путаются под ногами. В лужицах оставшейся воды отражается небо. На песке валяются морские звезды и колючие морские ежи, изнывающие в ожидании прилива...

Вечность

Сейчас как раз прилив. Вода поднялась метров на десять и стала совсем близкой. Океан спокоен. Но, Великий, он редко бывает тихим. Далеко-далеко, где нечетко разделяются вода и небо, океан чуть вздымает линию горизонта, будто дышит покатой грудью. Где-то там зарождаются пологие, почти незаметные глазу, длинные волны. Медлительно и сонно катятся они оттуда, пока на их пути не встает берег. Приближаясь к нему, волны вскипают гневом и бьют в него тысячетонным молотом. Я ногами чувствую, как берег вздрагивает от пушечных ударов океанского наката. Прибой выбил в обрыве пещеры и ниши. Волны тяжко всхлопывают в них, как в пустой бочке, а когда накат отступает, слышно, как мирно журчит, ручейками сливается из пещер вода.
В мерных ударах наката слышится течение времени, суровое дыхание вечности. Печатью вечности отмечены и сглаженные волнами скалы, похожие на каменных баб скифских степей, и спокойствие охристо-красной тундры, густо осыпанной ягодами голубики, и призрачные шатры дальних вулканов, уже припорошенных на макушках снегом...
Молчаливое течение вечности нарушаем мы с Володей, идущие под пухлыми рюкзаками.
А может, это тоже вечно — стремление людей во все времена познать свою землю?
Мы идем в Долину гейзеров. Я стараюсь мысленно представить себе эту долину чудес, но можно ли заранее представить чудо?! От мыслей о будущем отвлекает дорога: здесь, на тропе, тоже много вещей удивительных!
Сквозь клокастые облака прорывается солнце. Далеко в океане светится радостно солнечная полянка. Она двигается, тускнеет, зажигается в другом месте... На черных мокрых скалах стоят рядком, как кегли, черные бакланы. Под ними бухает прибой, кропит их брызгами. На тропе попадаются следы медвежьих лап и помет, похожий на отжатые для киселя ягоды. Медведи приходят полакомиться голубикой. Нам хочется увидеть в тундре медведя, а в океане— кита. Но и океан, и тундра пустынны. Иногда в океане виден корабль — далекий, туманный, затерявшийся между безбрежным небом и безбрежной водой. А над тундрой носятся на кривых острых крыльях, сбиваются клубком и рассыпаются по ягодникам стаи куликов.

Рубрики: Рассказы охотника


Популярные новости:

загрузка...

Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв