Чужак Узгур

Суббота, 07 Сен 2013

Жители называли лес Казенным. Это название сохранилось от старых дореволюционных времен. Самая большая и непроходимая его часть была заказником — там охота категорически запрещалась, а на отдельных участках от болотистых падей Лосиного леска до неблизкой железнодорожной станции разрешался отстрел зверя по лицензиям. На этом участке, как только открывался сезон, Григорий с верным другом Рэксом промышляли уток и зайцев, отводили душу, и, надо сказать, небезуспешно.

В жизни Рэкса иногда происходили события и неприятные. Самым отвратительным оказался приезд в Сарафаново Алексея Халова. Гражданин Халов, в прошлом бухгалтер, ныне законный пенсионер, поторговавшись со здешней бабкой, купил под дачу пустующий дом в середине деревни и, обнеся его для начала высоким частоколом, увлекся огородничеством, садоводством и всем тем, чем занимаются ушедшие на покой дачники: копал, полол, поливал, доделывал и переделывал. При этом Алексей Митрофанович имел свою корыстную цель — развести на участке клубнику и, реализовав товар, на вырученные деньги поменять чихающий «Москвич» первого выпуска на блестящие «Жигули» последнего.

Узгур

Халов въехал в Сарафаново на упомянутом потертом «Москвиче» без детей, но нагруженный необходимым хозяйственным скарбом, с толстой женой Анной, одновременно страдающей от переедания всеми болезнями века, и с восседающей на переднем сиденье немецкой овчаркой по кличке Узгур. Однако его собака была совершенно не у дел. При всем своем хозяйственном подходе Халов был охотником посредственным. Из ружья стрелял плохо, из карабина и того хуже, а уж в оружейный магазин Украина больше пары раз и не заглядывал на своем веку. При его образе жизни и редких вылазках на охотничьи угодья овчарка Узгур откровенно скучал. Ведь у любого охотничьего пса в крови заложено выслеживать и загонять дичь.
И потому Рэксу было, по правде сказать, начхать на все приезжее семейство и его движимое имущество, если бы не громадный кобелина Узгур, который сразу начал третировать нашу деревенскую собаку, завидуя ее справной сельской верткости и проворству, умению охотиться и не огрызаться по мелочам; если бы не Узгур, который сразу полез грудью вперед брехать перед другими собаками о своих городских подвигах, стараясь занять главенствующее положение среди аборигенов: Шарика, Пирата, Стрелки и одной совсем безымянной, мотающейся по задам огородов колченогой суки. Но всем старожилам деревни, кроме колченогой, занявшей на всякий случай нейтралитет, не понравились повадки выскочки. Узгур рассвирепел, и дело кончилось тем, что задиристый чужак в жаркой драке изрядно попортил бока нашему герою — Рэксу.
Узрев свою лайку, поджавшую хвост, ковыляющую к дому с изодранной шкурой, Григорий вскипел и пылко предупредил гражданина Халова, что, если тот не посадит овчарку на цепь, он пристрелит из своей винтовки бешеного волкодава.
Если бы не шерсть на морде, то можно было бы заметить, как Рэкс покраснел от обиды за свою подорванную репутацию, а также за громкую брань хозяина, защищающего его, а не наоборот, как положено испокон века.
Гражданин Халов засуетился, занервничал, и Узгур попал на привязь. Теперь его выгул производился по утрам и вечерам за два километра от деревни, а днем он мотался, прикованный к проволоке, протянутой вдоль забора.
Через месяц смазанные мазью раны затянулись. Да и сам Рэкс, не будучи наивным, сгонял в лес, пожевал нужных травок, повалялся в целительной пыли, и о пережитом напоминали ему только не заросшие шерстью рубцы. До начала охоты оставался еще месячишко, и пес, прогревая под июльским солнцем бока, мечтал о предстоящем восхитительном времени, представляя себе-то зайца, улепетывающего перескоками по вырубке, то лисицу-плутовку, хитрым, полукругом заметающую след, а может быть, видел уток, дружным семейством взметнувшихся над перелеском.

Рубрики: Охотничьи собаки


Популярные новости:

загрузка...

Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв