Рубрика «Охотничьи собаки»

В преддверии радости

Понедельник, 09 Сен 2013

Однажды утром загремела гроза. Молнии запутались в мрачных тугих тучах, выплеснувших бурный ливень.
Рэкс пролез под крыльцо и, положив голову на лапы, наблюдал оттуда за мутными потоками, за суетливо прячущимися жуками, которые забивались в щели подгнивших досок, за усталыми бабочками, цепляющимися за листья крапивы, чертополохов, лопухов, укрываясь от жгучих капель. Справа от Рэкса булькала в бочке стекавшая с крыши вода, она начала переливаться через край двадцативедерной посудины. От лужи отделилась струя и поползла под крыльцо. Рэкс попятился, забрался в темноту поглубже, принюхиваясь к кислым запахам плесени. Где-то сзади забеспокоились мыши, зашуршали то ли соломой, то ли прелой мешковиной. Пес часто засопел и на всякий случай подергал правой задней ногой, прогоняя надоедливых, подумал: «Совсем Тимофей обленился — мышей не ловит! Надо его в подпол, загнать после дождя, пусть помурлыкает». Но как только кончился ливень, Рэкс забыл о Тимофее, о мышах и вылез на волю узнать, какая последует погода.

Красота природы

Ничего хорошего не ожидалось. Гроза ушла к лесу, но оставила разорванные тучи, моросящие через свое сито не стихающий шебутной дождик. Облака воровато набегали, местами чуть пропускали свет и опять плотно закупоривали небо.
Рэкс осмотрелся и понял, что непогода затянулась. Решил поменять место. Гавкнул в сторону курятника высунувшим клювы хохлаткам, перебежал в хлев и улегся в сено рядом с коровой. Только к вечеру чуть прояснилось. Я же тем временем выставил складные стулья и кресла и удобно расположился любоваться первозданной природой. Из-за леса, веером смахивая с крон деревьев шипучие брызги, потянул ветер. Он отглянцевал листья осин, распустил косы березам, пролетел над лужками, приосанивая росистее травы, убежал за реку, и тишина легкой туманной накидкой покрыла умытую землю.
Рэкс учуял вместе с окончанием дождя приближающегося к дому соседа — деда Егорьевича и, протиснувшись в лаз под хлевом, стремглав понесся навстречу.
— Хе, вот оглашенный! — почесывая за ухом ходящего вьюном пса, сказал Егорьевич и подал руку вышедшему Григорию.
По тому, как дед размахивал и широко разводил пятерни, Рэкс понял, что разговор идет о рыбной ловле, а жесты старика обозначали предполагаемый размер щук на озере. Хозяина долго уговаривать не надо было: всем известно — после дождя знатная рыбалка! Поэтому Григорий, не обращая внимания на заворчавшую жену, начерпал из бочки подготовленных на закуску щукам карасей, схватил удилище, и дружная компания двинула от деревни.
Продолжение на

| Рубрики Охотничьи собаки | Комментариев нет

Чужак Узгур

Суббота, 07 Сен 2013

Жители называли лес Казенным. Это название сохранилось от старых дореволюционных времен. Самая большая и непроходимая его часть была заказником — там охота категорически запрещалась, а на отдельных участках от болотистых падей Лосиного леска до неблизкой железнодорожной станции разрешался отстрел зверя по лицензиям. На этом участке, как только открывался сезон, Григорий с верным другом Рэксом промышляли уток и зайцев, отводили душу, и, надо сказать, небезуспешно.

В жизни Рэкса иногда происходили события и неприятные. Самым отвратительным оказался приезд в Сарафаново Алексея Халова. Гражданин Халов, в прошлом бухгалтер, ныне законный пенсионер, поторговавшись со здешней бабкой, купил под дачу пустующий дом в середине деревни и, обнеся его для начала высоким частоколом, увлекся огородничеством, садоводством и всем тем, чем занимаются ушедшие на покой дачники: копал, полол, поливал, доделывал и переделывал. При этом Алексей Митрофанович имел свою корыстную цель — развести на участке клубнику и, реализовав товар, на вырученные деньги поменять чихающий «Москвич» первого выпуска на блестящие «Жигули» последнего.

Узгур

Халов въехал в Сарафаново на упомянутом потертом «Москвиче» без детей, но нагруженный необходимым хозяйственным скарбом, с толстой женой Анной, одновременно страдающей от переедания всеми болезнями века, и с восседающей на переднем сиденье немецкой овчаркой по кличке Узгур. Однако его собака была совершенно не у дел. При всем своем хозяйственном подходе Халов был охотником посредственным. Из ружья стрелял плохо, из карабина и того хуже, а уж в оружейный магазин Украина больше пары раз и не заглядывал на своем веку. При его образе жизни и редких вылазках на охотничьи угодья овчарка Узгур откровенно скучал. Ведь у любого охотничьего пса в крови заложено выслеживать и загонять дичь.
И потому Рэксу было, по правде сказать, начхать на все приезжее семейство и его движимое имущество, если бы не громадный кобелина Узгур, который сразу начал третировать нашу деревенскую собаку, завидуя ее справной сельской верткости и проворству, умению охотиться и не огрызаться по мелочам; если бы не Узгур, который сразу полез грудью вперед брехать перед другими собаками о своих городских подвигах, стараясь занять главенствующее положение среди аборигенов: Шарика, Пирата, Стрелки и одной совсем безымянной, мотающейся по задам огородов колченогой суки. Но всем старожилам деревни, кроме колченогой, занявшей на всякий случай нейтралитет, не понравились повадки выскочки. Узгур рассвирепел, и дело кончилось тем, что задиристый чужак в жаркой драке изрядно попортил бока нашему герою — Рэксу.
Узрев свою лайку, поджавшую хвост, ковыляющую к дому с изодранной шкурой, Григорий вскипел и пылко предупредил гражданина Халова, что, если тот не посадит овчарку на цепь, он пристрелит из своей винтовки бешеного волкодава.
Если бы не шерсть на морде, то можно было бы заметить, как Рэкс покраснел от обиды за свою подорванную репутацию, а также за громкую брань хозяина, защищающего его, а не наоборот, как положено испокон века.
Гражданин Халов засуетился, занервничал, и Узгур попал на привязь. Теперь его выгул производился по утрам и вечерам за два километра от деревни, а днем он мотался, прикованный к проволоке, протянутой вдоль забора.
Через месяц смазанные мазью раны затянулись. Да и сам Рэкс, не будучи наивным, сгонял в лес, пожевал нужных травок, повалялся в целительной пыли, и о пережитом напоминали ему только не заросшие шерстью рубцы. До начала охоты оставался еще месячишко, и пес, прогревая под июльским солнцем бока, мечтал о предстоящем восхитительном времени, представляя себе-то зайца, улепетывающего перескоками по вырубке, то лисицу-плутовку, хитрым, полукругом заметающую след, а может быть, видел уток, дружным семейством взметнувшихся над перелеском.

| Рубрики Охотничьи собаки | Комментариев нет

Начало пути охотничьего пса

Суббота, 07 Сен 2013

Полинялый пес Рэкс заботливо припудрил мелкими комочками глины пятно на столбе и затрусил к своему дому; иногда он останавливался и снисходительно оглядывался на летящий из-за ограды злобный раскатистый лай беснующегося на цепи здоровяка кобеля. Добежав до жилища, Рэкс повернул в последний раз морду в сторону доносящегося гавканья, мотнул головой, будто прогоняя назойливую муху, и, с удовлетворением потянувшись, улегся перед крыльцом.
Личная жизнь Рэкса образовалась с появления на свет от Чистокровной лайки Эльбы, которая случайно, впопыхах спуталась с кем-то из деревенской разношерстной своры. Хозяин ради быстрого избавления от позорного потомства раздал за бесценок повизгивающих малышей. Так Рэкс попал в руки Григория.

Щенок Лайки
На судьбу Рэкс не роптал и не жаловался. Ему в отличие от других деревенских псов всегда перепадала похлебка, а временами, по праздникам, и обглоданная сладкая косточка. Когда щенок подрос, Григорий выбрал время и направился в областной центр делать собаке требуемые прививки. Там, в узком помещеньице за решетчатыми окнами, пожилой ветеринар сощурил правый глаз, оглядел щенка со всех сторон, открыл ему рот, осмотрел зубы и четким почерком вывел в регистрационном удостоверении напротив графы «порода»: метис лайки. Потом достал из ящика стола шприц, вогнал в правое бедро вакцину и передал жалобно скулящего щенка Григорию. На Рэкса надели настоящий кожаный ошейник с металлической бляхой, и он стал несказанно горд тем, что ему в отличие от деревенских дворняжек выдали документ, где он значился под номером Н—454/1.
Хозяин Рэкса обожал охоту. Он был частым гостем в магазин оружия Киев и постоянно подбирал себе там какие-нибудь новые боеприпасы или снаряжение. А уж про охоту с собаками и говорить не стоит — трудно найти другого такого любителя этого дела. С трудом дождавшись, когда щенок окреп, набрал кость и раздался в плечах, он принялся его натаскивать. Очень смущали Григория короткие кривоватые ноги собаки, но Рэкс доказал, что умеет бегать не менее быстро, чем чистокровки. Григорий и не требовал от него величавой царской осанки, лишь с надеждой ждал проявления в подопечном инстинктов охотничьей собаки.
В предвкушении сезона охоты уши пса вставали торчком, грудь расправлялась, и, виляя хвостом, Рэкс ласкался у ног хозяина, задавая тем самым вопрос, когда же начнется его дело, его собачья великая радость.
Рэкс окончательно вырос, стал заводилой среди собак деревни и преданным другом Григория. Он распознавал настроение хозяина, сразу улавливал по интонациям в голосе его душевное состояние, по неторопливой походке определял усталость, по улыбчивым веселым глазам — доброжелательность. Рэкс охотно отзывался на просьбы и точно исполнял приказы, глядя своими умными глазами в лицо хозяину, сопереживал в трудные минуты, позволяя потихоньку чесать себя за ухом. Не любил он и те минуты, когда его гладили посторонние; он взъерошивался, принюхивался к запаху незнакомых рук, огрызался, и чужие отстранялись от недружелюбной собаки. Не любил также Рэкс, когда под удачный выстрел из ружья Григорий выпивал стаканчик-другой. Тогда, несмотря на его команды и тщетные заигрывания, Рэкс старался скрыться с пьяных глаз, забивался под крыльцо, под машину или просто убегал в ботву, где ложился между окученными грядами и презрительно фыркал, отгоняя от себя тошнотворный запах. Но видеть Григория подвыпившим случалось не так часто, поэтому для Рэкса на всем белом свете не было никого лучше хозяина...

| Рубрики Охотничьи собаки | Комментариев нет

Потеря друга

Среда, 12 июня 2013

Как только ремень ослаб, пес устало вывалил язык. В лодку прыгнул послушно и, едва глянув на зимовье, собратьев и старика, устроился на носу, всматриваясь, вслушиваясь и внюхиваясь в будущее, которое кинулось навстречу с металлическим рокотом.
Миновала одна излучина, другая, а берега не делались ближе. Пес выжидательно обернулся.
— Наберись терпения, Серый! Впереди долгий путь. Потом зима в городской квартире. — Собака насторожилась. — Зато весной, весной новая экспедиция! — Пес завилял хвостом и вытянулся на дне лодки.
...Сережа так размечтался, что проскочил зимовье. Опомнился, когда стало смеркаться. Сбросив газ, развернул лодку и медленно поплыл обратно, высматривая избушку.
Пока подрулил, привязал «Казанку» и проверил расход бензина, окончательно стемнело. Пинками хозяин разогнал невидимую свору и пригласил на ночлег. Старик выглядел точь-в-точь как представлял студент. В обветренной коже прочно залегли морщины. Время упрятало глаза так глубоко, что казалось, будто дед щурится от солнца или смотрит на мир через мушку прицела. Чувствовалась сила. Нет, не способность к взрыву, а готовность тянуть лямку до конца. Подумалось, что в тайге такие часто переживают молодых.
Они пили чай, беседовали о промысле и погоде, будто встреча была условлена заранее. Старик не спрашивал, откуда гость и зачем явился, а парнишка не заговаривал о своем деле. Соблюдение этики далось нелегко — Сережа только и думал, признает ли его Серый. Наконец поинтересовался, не продается ли какой пес.

Пёс

Старик покачал головой.
— Не по пушнине — по зверю! — вырвалось у студента.
— Опоздал ты парень, — равнодушно протянул хозяин,—на день опоздал.
— Неужели отдали?!
— Кому тут отдашь? — невесело усмехнулся дед. — Да и не возьмет у нас никто собаку, от которой охотник отказывается...
— Так что...
— Что-что? Известное дело что!
Минуту-другую Сережа оставался в избушке, а потом, из последних сил стараясь не спешить и не отворачиваясь от света, вышел.
Ночной воздух горчил корою голых ветвей, дышал прелыми листьями и еще чем-то знакомым, что бесполезно угадывать. Скулили собаки. От реки исходило невидимое в темноте спокойное безостановочное движение. Взяв себя в руки, нагнулся и хорошенько ополоснул лицо.
— Ты, парень, чего? — удивился старик, заметив то, что не скрыла холодная вода. — Нешто... — и запнулся, не решаясь выговорить неловкое слово «плакал». — Или случилось что?
— Друга я потерял...
— Тоже геологом был? — сочувственно придвинулся дед. — С одной партии? Ну-ну, — закряхтел, завозился в углу. — Подставляй-ка кружку, порешим заначку. Как лекарство прятал, а тут уж такое дело...
— За что пьем?
— Как это? — не сразу понял охотник. Он не привык пустословить. — За то... — дед облизнул губы и наморщил лоб, — что, значит, сами, слава богу, живы... чтобы все путем. Ну и... за друга, конечно!

Вернувшись с затяжной охоты домой в деревню, жизнь у меня пошла своим чередом. Облагородил участок и купил для своей машины гараж, благо кран-манипулятор легко установил его именно подле дома, чтобы вход был сразу из избы туда. Теперь моя старенькая «Волга» не будет ржаветь во дворе, под открытым небом. Затем пришлось вывести ломовозом весь металлолом со своего огорода в пункт приема. Хозяйственный подход очень важен — и на охоте, и в быту. Жизнь заладилась, и я не знаю, когда у меня еще появится пес...

| Рубрики Охотничьи собаки | Комментариев нет

Яркие надежды Серого пса

Среда, 12 июня 2013

Серый не пропускал случая увязаться за серьезным противником. Раз от разу набираясь опыта, стал точно угадывать момент, когда можно рвануть косолапого за гачи, понял, что сохатого не остановишь сзади, получил несколько серьезных ран и сделался осторожней. Как-то ему снова удалось увлечь обеих собак за крупным медведем. Матерясь, хозяин несколько раз выстрелил в воздух, и старшие постепенно отстали. Серый отступился только под вечер. Он брел своим следом назад, когда учуял недоброе. Это был запах Одноухого, но не запах собаки. С опаской двинулся к кустам. Седой пес лежал неподвижно, оскалив желтые стершиеся клыки. В горячке молодой кобель не заметил, как зверь переломил хребет нерасторопному врагу. Тут же ядовито пахло махоркой — старик долго курил у трупа.
Осень кончалась. Захлебываясь холодным ветром, лес проплакал всю ночь. В просторном закутке, пристроенном к избушке, осталось две собаки. Серый тесно прижимался к матери, дремля чутче обычного. Через щели залетало что-то пушистое и холодное.

Серый лось

Ворочался за бревенчатой стенкой хозяин. Ему в прошлом году посчастливилось купить пневматическую винтовку в Киеве и теперь нетерпелось испытать оружие на охоте, но не хватало верного пса. Он был слишком стар, чтобы спокойно прощать собственные ошибки, и не мог забыть, как наметанным глазом выбрал щенка, радовался успехам, а в конце концов остался ни с чем.
Наутро метель унялась. Первая пороша — мертвая. Соболь отсиживается, и искать его бесполезно. Старик весь день тяжело размышлял, валя все беды на безответную собачью голову. Под вечер захватил ружье, негромко кликнул Серого. Но, сгоняя сон, пес так легко потянул свое ладное тело, так преданно глянул в глаза и радостно бросился к лесу, что хозяин досадливо плюнул, повернулся спиной, громко хлопнул дверью зимовья.
Серый жил у избушки, но перестал получать хорошую еду, похудел, сделался злобней и угрюмей. С утра уходил в тайгу разыскивать лосей и изюбрей. И хотя на лай не откликался никто, так увлекался преследованием, что часто не оставалось сил вернуться назад. Но, свернувшись калачиком в снежной яме, все-таки верил, что когда-нибудь его охота снова кончится выстрелом. И хозяин не будет ругаться, даст хорошую порцию мешанки, опять положит руку на собачий загривок.
Судьба Серого решилась следующей осенью. Пес бесцельно удерживал злого сохатого-рогача недалеко от избушки, когда на лай подоспел другой человек. Вместо стрельбы он ловко накинул ремень на собачью шею. Кобель осатанел, защелкал зубами, кусая воздух. Лось исчез. Чувствуя, что вырваться не просто, затих, готовясь к новому броску, но растерялся: одна рука еще сжимала ошейник, а другая осторожно перебирала и гладила мягкую шерсть. Пришелец, а им оказался конечно же сам Сережа, заговорил. Заговорил так ласково и тепло, что слова сделались понятны собаке.
— Послушай, Серый, — убеждал новый хозяин, — забудь про этого лося. Надо торопиться в дорогу. Наши охоты впереди, обещаю тебе, дружище!

| Рубрики Охотничьи собаки | Комментариев нет