Былые дни охотника на дичь

Воскресенье, 31 марта 2013

Вспомнил вдруг, как два его сына, босяки его, лет тридцать назад вот так же у костра дым от себя отгоняли.
— Куда фига, туда дым!.. — начинал старший, выставив кукиш в сторону брата.
И — Вася даже улыбнулся — ветер менялся...
Вот уже и младший кашляет. Потом подхватывает, зажмурив глазенки и шевеля одними губами:
— Куда фига...
А фига-то в его, батькину, сторону повернута.
— Я те, стервец! — грозно кричал Холодок, хватаясь за хворостину...
— Вот те и кукиш, — еле слышно пробормотал, посерьезнев, Вася.
И, отхлебнув чай, надолго уперся взглядом в мерцающие головни.
А надо сказать, что были у Васи и отчество, и фамилия, правда необычная для этих мест: Лихвар. Новую ж свою нажил еще в ту пору, когда в парнях ходил. На сенокосе, бывало, все, кто себя мужиком считал, цигарки крутить, а он, и тогда особым здоровьем не отличавшийся, в сторону: пойду, мол, в холодке посижу. Вот и прицепилось к нему это: Холодок.
И прожил жизнь Вася. И в жизни этой через войну прошел, худо-бедно, а не без медалей вернулся. И вырастил двух, один к одному, сыновей. Потом у младшего внучка родилась, у старшего что-то с детьми не ладилось...
Сыновей в последнее время по году не видел и больше, а Ленка — внучка — к деду хоть изредка, да наезжала. Вот и в этом году, под закат лета уже:
— Здравствуй, дедусенька!..
А у дедусеньки командированный из города живет: шефов в помощь колхозу понаслали. И как уж командированный шкуру бобровую углядел в углу где еще и снаряжение для охоты висело — одному богу известно. Но только прицепился этот Дима — так шефа звали — к Холодку что лист банный: продай да продай... А как продать? Вдруг сболтнет кому: у Холодка, мол, купил, охотник он — и сраму не оберешься. Объясняй потом, что и добыл-то бобра по случаю: за утками охотился, а он под берегом возьми и плеснись... На чердак шкуру убрал с глаз долой. Только Дима настырный попался. Вот внучка и подкатила: отдай, говорит, дедусенька, а Дмитрий Николаевич мне джинсы привезет. И привез. На выходные смотался домой и привез. А уж Ленка так и этак перед зеркалом... Так и этак...

Шкура бобра

Холодок плеснул в кружку из котелка: чай совсем уже остыл, но подогревать не хотелось.
...Потом в январе пришли два письма в один день. А так как избалован ими Вася не был, то почти каждое наизусть помнил.
«Милый дедусенька, — писала внучка, — как ты там поживаешь, старенький мой? Без тебя так скучно, так скучно...
...Тут к нам Дмитрий Николаевич приходил. Привет большой тебе передавал и просьбу. Но об этом тебе папа напишет».
Сын все и разъяснил:
«...Хмырь этот, летошний, что постоем у тебя был, на хвост мне сел. Наказывал, чтобы ты ему еще пару бобров добыл. А он их на джинсы потом для Ленки махнет, штаны эти сейчас в цене. Я узнавал: бобров бьют, когда они в апреле на лед выползают...»

В январе это было...

— Веня! — вернул Васю в апрель голос старшего гостя. — Костер погас. На службе спишь...

Веня за топор, и полетели щепки.

Рубрики: Новости


Популярные новости:

загрузка...

Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв